что такое углеродная единица

Россия собралась зарабатывать на «торговле воздухом»: что такое углеродные единицы

Ирина Поминова уточнила, что под углеродными единицами следует понимать подтверждение сокращений объемов выбросов парниковых газов либо повышения степени их поглощения вследствие реализации проекта климатического характера.

Речь идет, по сути, о том, что Россия будет «торговать чистым воздухом», поскольку одна углеродная единица эквивалентна тонне выбросов в атмосферу CO2.

Как будут продавать и покупать углеродные единицы?

В рамках реализации того или иного климатического проекта компаниям можно будет рассчитывать на продажу полученных углеродных единиц. У покупателей при этом будет возможность прибегать к ним с целью сократить свой углеродный след или соблюсти действующие на законодательном уровне квоты на выбросы в атмосферу парниковых газов.

Однако, новая система сможет заработать не раньше, чем российские чиновники определятся с порядком верификации итогов реализации климатических проектов, а также с тем, как учитывать углеродные единицы в соответствующем реестре.

Предстоящую торговлю углеродными единицами прокомментировал президент России Владимир Путин

Потенциальную ежегодную выручку от реализации климатических проектов российский лидер оценил при этом в сумму, превышающую отметку в 50 млрд долларов.

Что такое углеродные единицы простыми словами?

Допустим, что в компании произведен определенный объем выбросов, а взамен она приобретает углеродные единицы. Это можно сделать на бирже либо инвестировать финансовые средства в тот или иной экологический проект, например, высадить деревья.

Между тем, дальше возникает следующий вопрос: как доказать остальным государствам мира, что то или иное предприятие уже расплатилось за вред, нанесенный природе?

Во сколько обойдется России новый масштабный проект?

Из комментариев директора по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексея Громова следует, что рассуждать об условиях, на которых наша страна будет осуществлять поставки углеводородов, можно будет лишь после того, как стимулирование четко пропишут в законодательстве.

Эксперт подчеркнул: проект на данный момент только начала разрабатывать Европа, и ключевые его положения пока неизвестны.

Источник

Углеродная единица

А́томная едини́ца ма́ссы (обозначение а. е. м.), она же дальто́н, — внесистемная единица массы, применяемая для масс молекул, атомов, атомных ядер и элементарных частиц. Рекомендована к применению ИЮПАП в 1960 и ИЮПАК в 1961 годах. Официально рекомендованными являются англоязычные термины atomic mass unit (a.m.u.) и более точный — unified atomic mass unit (u.a.m.u.) (универсальная атомная единица массы, но в русскоязычных научных и технических источниках он употребляется реже).

Атомная единица массы выражается через массу нуклида углерода 12 C. 1 а. е. м. равна одной двенадцатой части от массы этого нуклида в ядерном и атомном природном состоянии. В 1997 году во 2-ом издании справочника терминов ИЮПАК установленно численное значение 1 а. е. м.:

1 а. е. м. ≈ 1,660 540 2(10)∙10 −27 кг = 1,660 540 2(10)∙10 −24 г.

С другой стороны, 1 а. е. м. — это величина, обратная числу Авогадро, то есть 1/NA г. Такой выбор атомной единицы массы удобен тем, что молярная масса данного элемента, выраженная в граммах на моль, в точности совпадает с массой этого элемента, выраженной в а. е. м.

Поскольку массы элементарных частиц обычно выражаются в электронвольтах, важным является переводной коэффициент между эВ и а. е. м. [1]:

1 а. е. м. ≈ 0,931 494 028(23) ГэВ/c²; 1 ГэВ/c² ≈ 1,073 544 188(27) а. е. м.

История

Понятие атомной массы ввёл Джон Дальтон в 1803 году, единицей измерения атомной массы сначала служила масса атома водорода (так называемая водородная шкала). В 1818 Берцелиус опубликовал таблицу атомных масс, отнесённых к атомной массе кислорода, принятой равной 103. Система атомных масс Берцелиуса господствовала до 1860-х годов, когда химики опять приняли водородную шкалу. Но в 1906 они перешли на кислородную шкалу, по которой за единицу атомной массы принимали 1/16 часть атомной массы кислорода. После открытия изотопов кислорода ( 16 O, 17 O, 18 O) атомные массы стали указывать по двум шкалам: химической, в основе которой лежала 1/16 часть средней массы атома природного кислорода, и физической с единицей массы, равной 1/16 массы атома нуклида 16 O. Использование двух шкал имело ряд недостатков, вследствие чего с 1961 перешли к единой, углеродной шкале.

Ссылки

Полезное

Смотреть что такое «Углеродная единица» в других словарях:

УГЛЕРОДНАЯ ЕДИНИЦА — атомная единица массы, соответствующая 1/12 массы атома изотопа углерода 12. Углеродная единица равна (1,66043± ±0,00031) 10 24 г … Большая политехническая энциклопедия

Углеродная единица — унифицированная атомная единица массы (См. Атомные единицы массы), составляющая массы атома изотопа углерода 12C. У. е. была предложена в 1959 Международным союзом теоретической и прикладной химии (См. Международный союз… … Большая советская энциклопедия

Единица углеродная — углеродная единица установленная Протоколом и международными требованиями единица установленного количества выбросов парниковых газов, единица сокращения выбросов и единица абсорбции;. Источник: Постановление Правительства РФ от 15.09.2011 N… … Официальная терминология

единица абсорбции — (напр. углеродная единица, равная одной тонне эквивалента диоксида углерода) [А.С.Гольдберг. Англо русский энергетический словарь. 2006 г.] Тематики энергетика в целом EN removal unit … Справочник технического переводчика

Единица — (един, один) многозначный термин. Нечто единое целое. Объект, обеспечивающий выполнение определённой функции, и который может быть заменён. Содержание 1 Математика 2 Измерение 3 Техни … Википедия

Единица (теория множеств) — Единица (един, один) многозначный термин. Содержание 1 Математика 2 Измерение 3 Экономика 4 Государство … Википедия

атомная единица массы — (а. е. м.), единица массы, применяемая для выражения масс микрочастиц. За 1 а. е. м. принята 1/12 часть массы изотопа углерода с массовым числом 12 (так называемая углеродная шкала). 1 а. е. м. = 1,6605655(86)·10 27кг. * * * АТОМНАЯ ЕДИНИЦА МАССЫ … Энциклопедический словарь

АТОМНАЯ ЕДИНИЦА МАССЫ — (а. е. м.) единица массы, применяемая для выражения масс микрочастиц. За 1 а. е. м. принята 1/12 часть массы изотопа углерода с массовым числом 12 (т. н. углеродная шкала). 1 а. е. м. 1,6605655(86).10 27 кг … Большой Энциклопедический словарь

АТОМНАЯ ЕДИНИЦА МАССЫ — (а. е. м.), единица массы, применяемая для выражения масс микрочастиц. За 1 а. е. м. принята 1/12 часть массы изотопа углерода с массовым числом 12 (т. н. углеродная шкала). 1 а. е. м. = = 1,6605655(86) х 10 27 кг … Естествознание. Энциклопедический словарь

Атомная единица массы — (a. е. м.) единица массы, применяемая для выражения масс микрочастиц. За 1 a. е. м. принята 1/12 часть массы изотопа углерода с массовым числом 12 (т. н. углеродная шкала). 1 a. е. м. = 1,6605655(86).10 27 кг … Концепции современного естествознания. Словарь основных терминов

Читайте также:  скрученные листья у пионов что делать

Источник

Крупный бизнес заинтересовался продажей углеродных единиц

Европейцев предстоит убедить в эффективности российских лесов

76 4 1480Максим Решетников готовит правительство к переговорам о климатических проектах. Фото со страницы Министерства экономического развития в Facebook

Комитет Госдумы по экологии рекомендовал принять в первом чтении законопроект Минэкономразвития (МЭР) об ограничении выбросов парниковых газов. Но у комитета есть вопросы. Предполагается, что снижать углеродный след продукции можно будет за счет как сокращения выбросов, так и их поглощения благодаря климатическим проектам, в том числе по развитию экосистем. Вводится понятие «углеродные единицы», которыми можно будет торговать. Согласится ли с таким подходом Европа? МЭР признает: нужно готовиться к переговорам.

В России создают законодательную базу для государственного контроля над выбросами парниковых газов. Во вторник состоялось заседание комитета ГД по экологии и охране окружающей среды с участием главы МЭР Максима Решетникова, посвященное правительственному законопроекту «Об ограничении выбросов парниковых газов». По итогам заседания рекомендовано принять проект в первом чтении.

Как пояснил Решетников, законопроект вводит принципиально новый механизм углеродного регулирования на основе учета выбросов парниковых газов и создает всю инфраструктуру для появления новых рынков углеродных единиц и привлечения инвестиций в климатические проекты. Прописывается понятийная база. Климатический проект – «комплекс мероприятий, обеспечивающих сокращение (предотвращение) выбросов парниковых газов или увеличение их поглощения с учетом поглощающей способности лесов и иных экосистем». А углеродная единица – «верифицированный результат реализации климатического проекта, выраженный в массе парниковых газов, эквивалентной одной тонне углекислого газа».

Также законопроект предполагает создание системы государственного учета выбросов парниковых газов и отчетности. «Теперь крупные предприятия топливно-энергетического комплекса (ТЭК) и промышленности и другие отрасли будут предоставлять отчетность о выбросах углеродов, – пояснил Решетников. – Внедрить углеродную отчетность предполагается в два этапа». Сначала отчеты будут предоставлять крупные компании, выбрасывающие более 150 тыс. т эквивалента СО₂ в год, после 2024 года – те, кто превышает отметку в 50 тыс. т.

Раскрытие информации поможет оценить реальное положение дел, привлечь инвестиции, тем более что, как отметил Решетников, у бизнеса есть спрос на климатические проекты. «Схема простая: компания может повысить энерго- или ресурсоэффективность либо увеличить поглощение парниковых газов», – отметил он. Все, что «сокращено» или «поглощено», это и есть «углеродные единицы». Информация о них будет внесена в специальный реестр, там же будут проводиться все операции с углеродными единицами. «Их можно будет передать, то есть продать. Или зачесть, то есть снизить углеродный след продукции», – добавил глава МЭР. Пилотным регионом по такому государственному углеродному регулированию ранее была выбрана Сахалинская область.

Правда, экологи назвали законопроект компромиссным. Координатор проектов по климату российского отделения Greenpeace Полина Каркина сказала «НГ», что «отсутствие квот и платы за выбросы парниковых газов в законопроекте удручает». «Введение углеродного налога по принципу «загрязнитель платит» было бы гораздо более эффективным механизмом, который мог бы стимулировать бизнес сокращать выбросы в процессе производства, а потребителей – в процессе потребления путем выбора товаров с более низким углеродным следом, поскольку такие товары были бы более конкурентоспособны в ситуации введения углеродного налога», – говорит эколог. «Что касается «климатических проектов», то в текущем виде существует риск того, что они будут в основном сфокусированы на поглощении выбросов лесами, что вызывает большие вопросы», – полагает Каркина. В частности, по ее словам, посадить лес и вырастить его до состояния, когда он сможет действительно поглощать углерод, – разные вещи.

Решетников, выступая на заседании, пояснил: «Мы стартуем с «мягкого» регулирования без дополнительной налоговой нагрузки на бизнес. Для нашей экономики резкий подход неприемлем, нам нужно двигаться поэтапно». Также министр сообщил, что «модель углеродного регулирования будет действовать на территории всей страны со следующего года». По его словам, России необходимо интегрироваться в процессы перестройки глобальной экономики и иметь собственную климатическую повестку.

И на этом этапе возникают определенные опасения. О них сообщил глава думского комитета Владимир Бурматов. Они касаются признания международными партнерами российских углеродных единиц. Причем ситуация с европейским подходом к углеродному регулированию тоже до конца не прояснена. Как сказал Бурматов, это «игра со множеством неизвестных». Однако уже понятно, что внедряемые Евросоюзом правила ударят по российскому экспорту: пострадают базовые отрасли, которые формируют около 40% экспорта. Несоблюдение новых правил приведет, по аккуратным оценкам, к потерям бизнеса в размере примерно 5 млрд евро в год, добавил он.

Так что России предстоит решить, на каком этапе и кому она согласна платить: на этапе пересечения товарами границ или на своей территории, реализуя климатические проекты. Конечно, второй вариант предпочтительнее. Но, как добавил Бурматов, нельзя допускать, чтобы платить приходилось дважды – такой риск возникает, если углеродные единицы не будут признаваться зарубежными партнерами. Решетников признал: «Важно, чтобы российские углеродные единицы, а значит, и снижение углеродного следа признавались на международных рынках. Работаем по этому треку со странами – участницами Парижского соглашения».

Бурматов отметил, что, по его данным, крупный бизнес выступил за принятие такого законопроекта, но есть и вопросы. «Законопроектом правительство наделяется правом применять дополнительные меры по регулированию экономических процессов в случае недостижения целевого показателя. Хотелось понять, что это будут за дополнительные меры. Этот пункт один из немногих вызвал вопросы, в том числе у представителей бизнеса», – сказал глава комитета.

В пресс-службе Минэнерго ответили «НГ, что текст законопроекта МЭР с министерством согласован. Риски какой бы то ни было косвенной нагрузки на бизнес в случае недостижения целевых показателей, по мнению Минэнерго, в текущей редакции законопроекта минимизированы. Разработка требований в отношении «углеродных единиц» проходит в рамках Парижского соглашения по климату. «В настоящее время такие требования только формируются. В связи с этим отсутствуют основания для непризнания российских «углеродных единиц». Российской Федерации как участнику Парижского соглашения… следует принимать участие в переговорах по формированию понимания «углеродных единиц» для его гармонизации с российским законодательством», – добавили в Минэнерго.

«НГ» обратилась к представителям крупного бизнеса с просьбой озвучить их позицию. В частности, в пресс-службе СИБУРа ответили, что «компания поддерживает законопроект и надеется, что в скором времени появятся дополнительные меры, способствующие развитию и ускорению реализации проектов, направленных на снижение выбросов парниковых газов». «СИБУР, как и многие крупные российские компании, ежегодно формирует отчетность по выбросам парниковых газов, включая ее верификацию, поэтому появление закона будет способствовать формированию национальной системы отчетности и ее улучшению», – сообщили в пресс-службе. В комментарии указано, что также важно предоставить возможность компаниям, не участвующим в пилоте на Сахалине, протестировать систему верификации углеродных сокращений и продажу углеродных единиц.

Читайте также:  синяя кепочка что значит в тик токе

«Пилотный проект на Сахалине является прорывным решением в плане введения системы торговли квотами на выбросы парниковых газов (в ЕС существует с 2005 года). Сахалин представляет собой уникальный регион, и успешность проведения данного эксперимента там позволит распространить подобный проект и на другие субъекты РФ», – сказал также «НГ» председатель координационного комитета «Зеленой инициативы», член правления Ассоциации европейского бизнеса Эрнесто Ферленги.

По его словам, климатические проекты – перспективная сфера сотрудничества России и ЕС. «При этом важно, чтобы стороны сумели гармонизировать подход к оценке зеленых проектов, мониторингу выбросов парниковых газов, системе их учета, – признал Ферленги. – Сегодня в России мы видим необходимость создания единого цифрового портала, дающего возможность познакомиться с актуальной информацией по климатическому регулированию, проектам, новым профессиям и волонтерским программам.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Источник

Углеродная единица по-русски: готовы ли мы к международной игре в экологию?

Президент России Владимир Путин подписал закон об ограничении выбросов парниковых газов (ПГ). Документ предусматривает введение поэтапной модели регулирования хозяйственной и иной деятельности в РФ, которая приводит к выбросам парниковых газов в атмосферу. Также закон вводит понятие «целевой показатель сокращения выбросов парниковых газов».

Такой показатель в отличие от стратегии по декарбонизации в Европе не является бескомпромиссным инструментом для принуждения по сокращению выбросов ПГ наподобие «зеленой сделки», которая (игнорируя ущербность некоторых ВИЭ проектов для экономики стран ЕС) обязывает все отрасли Евросоюза достичь нулевой отметки выбросов к 2050 году.

В документе, подписанном Путиным, говорится, что целевой показатель сокращения выбросов ПГ в России будет установлен с учетом поглощающей способности лесов и иных экосистем, а также необходимости обеспечения устойчивого и сбалансированного социально-экономического развития. То есть сокращение выбросов ПГ — это задача, которую должны соблюдать все отрасли, но не в ущерб для экономики страны.

Закон предусматривает обязательную углеродную отчетность для юридических лиц и ИП в стране, которую будут вводить поэтапно:

Как говорит директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов, отчеты по выбросам ПГ для крупнейших российских ВИНКов не являются чем-то новым. Компании из РФ уже годами составляют подобные документы для международных аудиторов, которые все чаще требуют эту информацию. Заниматься этим приходится хотя бы ради сохранения привлекательности для инвесторов. «Газпром», к примеру, выпускает такие ежегодные отчеты уже лет 15.

«Конечно, каждая компания в РФ формирует подобные отчеты не по единому шаблону, поэтому работа по унификации таких отчетов еще только предстоит. При этом сложнее всего будет организовать мониторинг климатических проектов, которые должны обеспечивать компанию углеродными единицами. Будут ли их признавать, скажем, в Европе, которая хочет облагать все импортные товары углеродным налогом? Это вопрос сложный», — говорит Правосудов.

Даже сейчас еврочиновники стараются закрывать глаза на обилие лесов в РФ, а в некоторых экспертных кругах даже иногда появляется мнение, что определенная порода деревьев в РФ не так эффективно компенсирует выбросы ПГ. Зато все чаще политики Евросоюза говорят о том, что различные отрасли в России, включая нефтегазовую, не проводят декарбонизацию так активно, как в ЕС.

«Нам нужно, чтобы наши углеродные единицы, в том числе и полученные за счет климатических проектов, признавали в странах, куда идет основная часть экспорта РФ.

Но если это и получится сделать, то, пожалуй, только после того как Европа договорится с Китаем (учитывая объем товарооборота, ей в любом случае придется это делать) о смягчении положений углеродного налога на импортные товары и сырье в ЕС», — резюмирует эксперт.

Закон об ограничении выбросов парниковых газов в РФ создает правовой механизм, для мониторинга и стимулирования к сокращению выбросов ПГ. Он также является отправной точкой для создания в России рынка торговли углеродными единицами, который будет контролироваться уполномоченным федеральным органом исполнительной власти.

Федеральный орган будет не только собирать углеродную отчетность компаний, производящих выбросы СО2. Он также будет вносить в реестр юрлица и ИП, которые реализуют климатические проекты, направленные на сокращение выбросов парниковых газов или увеличение их поглощения.

За счет такого реестра (информационной системы, которая будет фиксировать все операции с углеродными единицами) ИП и юрлица на территории России смогут перераспределять углеродные единицы между собой. К примеру, нефтегазовая компания инвестирует в климатический проект, компенсирующий выбросы ПГ, благодаря которому ей будут зачислены углеродные единицы. Компания сможет сохранить их у себя, чтобы потом использовать или продать кому-нибудь из своих партнеров.

Такой механизм отчасти напоминает систему торговли выбросами Европейского союза (EU ETS). Это значит, что Россия «включается в игру» по верификации и распределению углеродных единиц на правительственном уровне. Впрочем, надо признать, что РФ несколько отстает от этого тренда.

По состоянию на май 2021 года в мире действует 24 национальных и субнациональных рынка, где происходит торговля квотами на выбросы. Еще около 20 таких торговых площадок находятся в стадии разработки. В 2021 году запущено три новых рынка — в Китае, Великобритании и Новой Зеландии.

При этом остается открытым важный вопрос о том, будут ли другие страны признавать верификацию углеродных единиц, которые оператор (уполномоченный федеральным органом исполнительной власти РФ) должен начислять юрлицами и ИП в России. Для компаний, в том числе и нефтегазовых, отправляющих свои товары на экспорт в Европу, где уже есть EU ETS, а вскоре еще и появится трансграничный налог на выбросы СО2, это крайне важный вопрос. Впрочем, сначала в России надо решить проблемы с организацией подачи отчетов о выбросах.

«Есть сложность с определением этих самых компаний, которые попадают под действие закона. Как понять, у кого выбросы с 2023-го превышают 150 тыс. т в год (или 50 тыс. т после 2024 года)? В России сейчас нет такого количества специалистов, которые смогут провести эти подсчеты у всех юрлиц и ИП в стране»,

Читайте также:  серебристые листья на яблоне что делать

— поделился мнением с «НиК» эксперт Международного центра устойчивого энергетического развития под эгидой ЮНЕСКО, гендиректор компании «КарбонЛаб» Михаил Юлкин.

Возможно, считает эксперт, в Минприроды или Минэкономики в будущем установят другие критерии, которые будут определять, кто должен сдавать отчеты по выбросам ПГ, а кто нет. В Европе, кстати, есть решение этой проблемы. Там в качестве критерия используются показатели мощности — энергетической или производственной. Если компания владеет энергообъектом с установленной мощностью 20 МВт или более, она должна сдавать отчетность о выбросах, а если менее 20 МВт, то не должна.

«Углеродные единицы, которые компании могут получить на свой счет в реестре (выпустить в обращение) по итогам реализации климатических проектов, — это тоже не самая очевидная вещь. Процесс их выпуска в обращение требует серьезных усилий и может занимать годы.

Только тогда компания сможет получить углеродные единицы и распоряжаться ими по своему усмотрению», — говорит Михаил Юлкин.

При этом не очень понятно, можно ли продавать эти углеродные единицы за рубеж. Кому они там нужны, кто и сколько готов за них заплатить, если вообще готов? Перспективы их продажи внутри России тоже туманны.

Пока нет требований к компаниям-эмитентам по сокращению выбросов, которые подкреплялись бы финансовой поддержкой со стороны государства, не будет и никаких гарантий, что корпорации станут покупать эти углеродные единицы в целях компенсации своих выбросов. Зачем? Чтобы угодить зарубежным покупателям, которые хотят приобретать товар с нулевым углеродным следом? Но для этого, напоминает эксперт, на рынке есть углеродные единицы, выпущенные в рамках общепризнанных международных стандартов, таких, как Plan Vivo, Climate Action Reserve, Gold Standard и другие.

«В их основе лежат принципы, методики и критерии, выработанные на основе РКИК и Киотского протокола. Будут ли российские углеродные единицы конкурентоспособны по сравнению с ними? Согласятся ли наши партнеры признавать их в качестве таких же инструментов компенсации (обнуления) углеродного следа продукции?», — задается вопросом Михаил Юлкин.

Еще один важный момент — углеродные единицы можно зачесть только один раз. Соответственно, все углеродные единицы, переданные за рубеж, означают прямой вычет из нашего углеродного бюджета. Значит, чтобы уложиться в этот бюджет и добиться цели по снижению выбросов, нам придется сокращать выбросы за себя и «за того парня», которому мы продали углеродные единицы и который записал эти сокращения на свой счет, констатировал эксперт.

Надо обязательно учитывать угрозу появления в Евросоюзе требований по углеродоемкости к нефтегазовым компаниям-экспортерам в рамках трансграничного углеродного регулирования (ТУР). Это может произойти и в других странах.

«Верификация выбросов в рамках, например, ТУРа будет проводиться аккредитованным в ЕС верификатором. Таким образом, законодательная поддержка государства, безусловно, необходима для гармонизации национального и зарубежного регулирования в данной сфере», — говорит руководитель проектов по климату Центра энергетики Московской школы управления «Сколково» Юмжана Данеева.

В новом законе, который подписал президент РФ, ничего не говорится о системе покупок квот на выбросы ПГ. Однако это не значит, что компании в России, включая нефтегазовые, не должны создавать новую графу в разделе «расходы». Другой вопрос, что невозможно пока оценить объем этих затрат.

Во-первых, пока неясно, какими будут штрафы, если юрлицо или ИП не сдадут отчет по выбросам вовремя. Может компании вообще будет выгоднее платить их, чем тратить средства на климатические проекты или на декарбонизацию своей инфраструктуры.

Во-вторых, фраза «целевой показатель сокращения выбросов ПГ в России будет установлен с учетом необходимости обеспечения устойчивого и сбалансированного социально-экономического развития» дает крайне расплывчатое представление о том, насколько компаниям надо, скажем, в 2024 или в 2025 году эти выбросы сокращать. В-третьих, в статье 10-й (пункте 11) документа «Об ограничении выбросов парниковых газов» говорится, что владелец счета в реестре углеродных единиц оплачивает услуги оператора по проведению операций с ними. Какой будет цена такой услуги — пока неизвестно.

Из-за этого непонятно, насколько увеличатся расходы у компаний, которым придется модернизировать свою инфраструктуру для сокращения выбросов. При этом, если предприятие докажет, что декарбонизация его деятельности может негативно отразиться на социально-экономическом развитии страны (например, будет платить меньше налогов из-за падения продаж углеводородов в Европу), то выходит, что оно вообще может получить разрешение на выбросы ПГ сверх нормы.

Более того, в 9-й статье (пункт 9) сказано, что правительство РФ может предоставлять господдержку компаниям, реализующим климатические проекты. Каким именно — будет решать правительство. Это значит, что у кого-то будет явное преимущество в получении углеродных единиц, но критерии, по которым эту компанию можно определить заранее, пока неизвестны.

Впрочем, как утверждает аналитик по нефти Центра энергетики Московской школы управления «Сколково» Екатерина Грушевенко, определенный путь, по которому должна пойти нефтегазовая отрасль в связи с новым законом, уже намечен.

«Для России в части снижения выбросов ПГ ключевыми направлениями являются снижение выбросов метана и ПНГ, а также энергоэффективность. Данные треки не требуют радикального изменения инфраструктуры или строительства новой.

Более того, они могут принести прибыль для компаний, поскольку также энергоэффективность позволяет меньше платить за потребляемую энергию, а утилизация попутного газа создает продукты с добавочной стоимостью», — говорит эксперт.

Однако, подчеркивает Грушевенко, последнее направление (утилизация ПНГ) все же потребует вложений в оборудование, например, для использования ПНГ в качестве сырья для генерации электроэнергии на промысле или в качестве топлива на транспорте. Также есть более дорогие решения, где ПНГ используется для производства метанола. Тем не менее, спектр технологий энергоэффективности и утилизации ПНГ широк, что позволит компаниям подобрать подходящие решения под себя.

«Снижение выбросов метана потребует вложений в газотранспортную инфраструктуру, в частности в компрессоры станции. Если же говорить о других низкоуглеродных решениях, таких как производство „голубого“ или „зеленого“ водорода, или технологиях CCUS, то они уже определенно потребуют создания новой инфраструктуры и больших вложений», — говорит аналитик «Сколково».

В итоге можно сказать, что Россия постепенно включается в игру с углеродным следом и «жонглированием» углеродными единицами. Однако еще остается множество непроработанных вопросов: сложность выявления компаний, которые должны сдавать отчеты по выбросам ПГ, стимулирование спроса на углеродные единицы внутри РФ, отсутствие «синхронизации» с аналогичными системами в других странах.

Источник

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Праздники по дням и их значения
Adblock
detector