что такое убытки при банкротстве

Статья 61.20. Взыскание убытков при банкротстве

ГАРАНТ:

Положения статьи 61.20 (в редакции Федерального закона от 29 июля 2017 г. N 266-ФЗ) применяются к заявлениям о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности в случае, если определение о завершении или прекращении процедуры конкурсного производства в отношении таких должников либо определение о возврате заявления уполномоченного органа о признании должника банкротом вынесены после 1 сентября 2017 г.

Статья 61.20. Взыскание убытков при банкротстве

ГАРАНТ:

См. комментарии к статье 61.20 настоящего Федерального закона

1. В случае введения в отношении должника процедуры, применяемой в деле о банкротстве, требование о возмещении должнику убытков, причиненных ему лицами, уполномоченными выступать от имени юридического лица, членами коллегиальных органов юридического лица или лицами, определяющими действия юридического лица, в том числе учредителями (участниками) юридического лица или лицами, имеющими фактическую возможность определять действия юридического лица, подлежит рассмотрению арбитражным судом в рамках дела о банкротстве должника по правилам, предусмотренным настоящей главой.

2. Требование, предусмотренное пунктом 1 настоящей статьи, в ходе любой процедуры, применяемой в деле о банкротстве, может быть предъявлено от имени должника его руководителем, учредителем (участником) должника, арбитражным управляющим по своей инициативе либо по решению собрания кредиторов или комитета кредиторов, конкурсным кредитором, представителем работников должника, работником или бывшим работником должника, перед которыми у должника имеется задолженность, или уполномоченными органами.

3. Требование, предусмотренное пунктом 1 настоящей статьи, также может быть предъявлено:

1) уполномоченными органами, обратившимися с заявлением о банкротстве должника, в случае возврата арбитражным судом заявления о признании должника банкротом в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве;

2) конкурсными кредиторами или уполномоченными органами в деле о банкротстве, производство по которому было прекращено в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве.

4. В случае, предусмотренном пунктом 3 настоящей статьи, лицо, заявление которого о банкротстве должника было возвращено, кредиторы в деле о банкротстве, производство по которому было прекращено в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, вправе обратиться с исковым заявлением о взыскании в свою пользу с указанных в пункте 1 настоящей статьи лиц убытков, причиненных по их вине должнику, в сумме, не превышающей размера требований такого кредитора к должнику.

5. Заявление о взыскании в свою пользу убытков, поданное в соответствии с пунктом 3 настоящей статьи, рассматривается арбитражным судом, возвратившим заявление о признании должника банкротом или прекратившим производство по делу о банкротстве.

Источник

Субсидиарная ответственность или убытки?

При рассмотрении дел о привлечении контролирующих должника лиц к ответственности очень часто встает вопрос о том, действительно ли заявленные обстоятельства, являются основаниями для привлечения к субсидиарной ответственности, а не основаниями для взыскания убытков.

В соответствии с п. 1 ст. 61.20 Закона о банкротстве, в случае введения в отношении должника процедуры, применяемой в деле о банкротстве, может быть предъявлено требование о возмещении должнику убытков, причиненных ему лицами, уполномоченными выступать от имени юридического лица, членами коллегиальных органов юридического лица или лицами, определяющими действия юридического лица, в том числе учредителями (участниками) юридического лица или лицами, имеющими фактическую возможность определять действия юридического лица.

Если допущенные контролирующим лицом (несколькими контролирующими лицами) нарушения явились необходимой причиной банкротства, то лицо (лица) подлежат привлечению к субсидиарной ответственности.

В том случае, когда причиненный контролирующими лицами вред исходя из разумных ожиданий не должен был привести к объективному банкротству должника, такие лица обязаны компенсировать возникшие по их вине убытки в размере, определяемом по правилам статей 15, 393 ГК РФ.

Также следует отметить, что при заявлении о привлечении к субсидиарной ответственности подразумевается, что вред причинен имущественным правам кредиторов, а при заявлении о взыскании убытков – самому обществу (должнику).

Кроме того, еще одним отличительным признаком взыскания убытков, может являться срок периода контроля лица. Если при привлечении к субсидиарной ответственности, период контроля для контролирующих должника лиц установлен в три года, то при взыскании убытков такой период контроля может быть значительно больше.

Размер субсидиарной ответственности определяется применительно к совокупному размеру требований кредиторов в непогашенной части (при привлечении к ответственности по основаниям ст. 61.11 Закона о банкротстве), либо рассчитывается исходя из размера обязательств, возникших после необходимой даты обращения должника с заявлением о собственном банкротстве и до фактической даты возбуждения дела о банкротстве (при привлечении по основаниям ст. 61.12 Закона о банкротстве).

Читайте также:  что такое стойки амортизатора в машине

Таким образом, к отличительным чертам субсидиарной ответственности и взыскания убытков можно отнести:

Источник

О взыскании реституционных убытков в банкротстве

Оспаривание сделки по отчуждению имущества и его возвращение в конкурсную массу не всегда в полном объеме восстанавливает имущественное положение должника, существовавшее до совершения сделки. Так, автомобиль может быть возвращен без колес, а недвижимость оказаться в залоге. Способом восстановления прав Должника, кредиторов и итогового объема конкурсной массы в таком случае является взыскание реституционных убытков.
Под реституционными убытками следует понимать в зависимости от обстоятельств конкретного дела как собственно убытки, причиненные конкурсной массе, кредиторам, должнику, так и неосновательное обогащение на стороне ответчика. Соответственно в целях взыскания реституционных убытков необходимо определиться с правовым обоснованием иска и подсудностью.
Разберем данный вопрос на следующих примерах судебной практики:
1) Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 1 октября 2020 г. N Ф09-2895/19 Дело N А60-31420/2016
В рамках данного дела в результате оспаривания сделки в конкурсную массу был возвращен автомобиль с существенными повреждениями, в качестве последствий признания сделки недействительной конкурсный кредитор просил взыскать убытки в размере утраченной части стоимости транспортного средства. Оставляя без рассмотрения требования кредитора, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что данное требование не подлежит разрешению по существу в рамках дела о банкротстве.
Суд кассационной инстанции направил дело на новое рассмотрение, указав, что требование о взыскании убытков по своей сути представляют собой требования о применении последствий недействительности сделки в виде убытков, вызванных последующим изменением стоимости спорного транспортного средства.
Впоследствии определением Арбитражного суда Свердловской области от 19.03.2021 требование было удовлетворено частично, суд взыскал убытки, рассчитав их как стоимость восстановительного ремонта автомобиля.

2) Постановление Семнадцатого Арбитражного апелляционного суда от 15 августа 2019 г. N 17АП-9819/2019(1,2,3)-АК по делу N А60-19776/2018
В данном деле результатом оспаривания сделки стал возврат квартиры в конкурсную массу с обременением. Финансовый управляющий указывал, что поскольку имущество вернулось в конкурсную массу обремененным залогом банков, будучи ранее свободным от прав третьих лиц, с Ответчиков подлежат взысканию убытки в виде остаточного долга перед банками.
Суд первой инстанции оставил требование о взыскании убытков без рассмотрения, указав, что применение одновременно обоих последствий (вещная и денежная реституция) не предусмотрено законом. Суд апелляционной инстанции согласился с Определением, указал, что заявленные в качестве последствий, применимых в порядке признания сделок недействительными, убытков в размере остаточного долга перед банками, т.е. убытков, вызванных последующим изменением стоимости имущества, таковыми не являются, а представляют собой самостоятельные требования, с которыми финансовый управляющий может обратиться в суд с соблюдением правил подведомственности и подсудности.

На первый взгляд противоречащие друг другу судебные акты, на самом деле разграничивают порядок взыскания реституционных убытков в зависимости от того убытки это в чистом виде или все-таки неосновательное обогащение.

2) в случае, если имущество вернулось в конкурсную массу с обременением в виде залога, его начальная продажная цена не меняется, так как залог в результате торгов прекращается, а следовательно, отсутствует ухудшение самого имущества. Однако очевидно, что появление нового кредитора, к тому же залогового, существенно ухудшает положение должника и кредиторов.
Причиненные убытки в данном случае связаны с недействительной сделкой лишь косвенно, являются последствием дальнейших недобросовестных действий стороны сделки.
Восстановление первоначального имущественного положения реализуется через иск о взыскании убытков в общем порядке. Несмотря на то, что общим последствием совершения оспоримой сделки является применение последствий недействительности сделки, это не препятствует взысканию убытков, связанных с действиями стороны, чья недобросовестность установлена.
Согласно абзацу второму п. 1 ст. 167 ГК РФ лицо, которое знало или должно было знать об основаниях недействительности оспоримой сделки, после признания этой сделки недействительной не считается действовавшим добросовестно.
В соответствии с п. 4 ст. 10 ГК РФ лицо, допустившее злоупотребление правом, обязано возместить другой стороне убытки.
Участник гражданского оборота имеет возможность использовать как один, так и несколько допустимых способов защиты своих гражданских прав (статья 12 ГК РФ). Соответственно, наличие у лица возможности возмещения своих имущественных потерь посредством иных способов защиты не может являться основанием для отказа в присуждении убытков либо в признании сделки недействительной.
В Определение Верховного Суда РФ от 11.11.2014 N 9-КГ14-7 указано, что основанием возложения ответственности в виде возмещения убытков в ситуации недействительности сделки является нарушение прав и охраняемых законом интересов сторон фактом совершения и (или) исполнения недействительной сделки, указанное в законе в качестве одного из условий признания ее в этом качестве (ст. 166 ГК РФ). По большому счету совершение и (или) исполнение такой сделки может рассматриваться как одна из форм недобросовестного поведения лица, знавшего о пороках в сделке, но все же решившегося на ее совершение, которое может быть квалифицировано как злоупотребление правом (п. п. 1, 4 ст. 10 ГК РФ) и допускать возможность возмещения убытков при их причинении.
То есть само по себе признание сделки недействительной на основании ст. 61.2 закона о банкротстве предопределяет недобросовестность стороны сделки. Можно заключить, что лицо, недобросовестно действовавшее при получении прав на имущество, действует недобросовестно и при дальнейшем распоряжении этими правами, а следовательно, обязано возместить причиненные такими действиями убытки.

Читайте также:  капустник почему так называется

Таким образом, реституция не лишает сторону сделки права полного восстановления своего имущественного положения через взыскание реституционных убытков. Правовое основание такого требования определяется в зависимости от того, причинен вред непосредственно имуществу (предмету сделки) или имущество возвращено в том же состоянии, что и до совершения спорной сделки, но это не восстанавливает первоначальное положение. В первом случае надлежит заявлять кондикционное требование в рамках оспаривания сделки в деле о банкротстве, во втором – иск о взыскании убытков в общем порядке.

Сфорировать позицию по вопросу помогли следующие источники по теме в СПС «Консультант+»:
Бычков А. Неосновательное обогащение;
Скловский К.И. Сделка и ее действие. Комментарий главы 9 ГК РФ. Принцип добросовестности. 4-е изд., доп.;
Скрябин С.В. Недействительность сделок и ее последствия;
Будылин С.Л. Штрафные убытки. Теперь и в России?;
Гончарова В.А. Возмещение убытков как последствие недействительности сделки: проблемы гражданско-правовой доктрины;
Райников А.С. Условия оспаривания сделки в контексте поправок в ГК РФ;
Голобородкина Е.В. Правовые последствия совершения оспоримой сделки;
Добрачев Д.В. Реституционные убытки и денежный долг при недействительности сделки;
Тузов Д.О. Теория недействительности сделок: опыт российского права в контексте европейской правовой традиции;
Поваров Ю.С. Вопросы соотношения реституционного и кондикционного требований;

Источник

Что такое убытки при банкротстве

Статья 61.20. Взыскание убытков при банкротстве

(введена Федеральным законом от 29.07.2017 N 266-ФЗ)

Перспективы и риски арбитражных споров. Ситуации, связанные со ст. 61.20

1. В случае введения в отношении должника процедуры, применяемой в деле о банкротстве, требование о возмещении должнику убытков, причиненных ему лицами, уполномоченными выступать от имени юридического лица, членами коллегиальных органов юридического лица или лицами, определяющими действия юридического лица, в том числе учредителями (участниками) юридического лица или лицами, имеющими фактическую возможность определять действия юридического лица, подлежит рассмотрению арбитражным судом в рамках дела о банкротстве должника по правилам, предусмотренным настоящей главой.

2. Требование, предусмотренное пунктом 1 настоящей статьи, в ходе любой процедуры, применяемой в деле о банкротстве, может быть предъявлено от имени должника его руководителем, учредителем (участником) должника, арбитражным управляющим по своей инициативе либо по решению собрания кредиторов или комитета кредиторов, конкурсным кредитором, представителем работников должника, работником или бывшим работником должника, перед которыми у должника имеется задолженность, или уполномоченными органами.

3. Требование, предусмотренное пунктом 1 настоящей статьи, также может быть предъявлено:

1) уполномоченными органами, обратившимися с заявлением о банкротстве должника, в случае возврата арбитражным судом заявления о признании должника банкротом в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве;

2) конкурсными кредиторами или уполномоченными органами в деле о банкротстве, производство по которому было прекращено в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве.

4. В случае, предусмотренном пунктом 3 настоящей статьи, лицо, заявление которого о банкротстве должника было возвращено, кредиторы в деле о банкротстве, производство по которому было прекращено в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, вправе обратиться с исковым заявлением о взыскании в свою пользу с указанных в пункте 1 настоящей статьи лиц убытков, причиненных по их вине должнику, в сумме, не превышающей размера требований такого кредитора к должнику.

5. Заявление о взыскании в свою пользу убытков, поданное в соответствии с пунктом 3 настоящей статьи, рассматривается арбитражным судом, возвратившим заявление о признании должника банкротом или прекратившим производство по делу о банкротстве.

Источник

Верховный суд задал стандарт взыскания убытков в банкротстве

42929

Явно убыточный для компании-банкрота договор можно признать недействительным через суд. При этом закон даёт возможность взыскать убытки с тех лиц, которые определяли действия должника и приняли решение заключить такой договор. Что для этого нужно доказать, разъяснил Верховный суд в деле о несостоятельности «Клиники-М» (№ А40-51687/2012). В нём Вадим Ворст, Владимир Деревенец, Алексей Попов (по 10%) – учредители банкрота – и кредитор «Клиника-М» судились с лицами, которые имели контроль над должником. До банкротства это были участники Юлия Мельникова и Михаил Ботвинников (по 20%, в сумме – контролирующий пакет), а в ходе банкротства – мажоритарный залоговый кредитор «Гранд-Строй» в лице ликвидатора Александра Климова. Ворст, Деревенец, Попов и ЗАО «Клиника-М» предъявили к Мельниковой, Ботвинникову и Климову требования на 501,4 млн руб. убытков солидарно.

Читайте также:  скопление микрокальцинатов в молочной железе что это такое

Как указали истцы, под влиянием ответчиков «Клиника-М» заключила невыгодную сделку, уже когда была банкротом. Она сдала 8755,4 кв. м помещений медицинского центра в Москве, на Мичуринском проспекте, всего за 60 000 руб. в месяц. Арендатором было УМХЦ, аффилированное с Ботвинниковым и Мельниковой. В 2018 году суд признал эту сделку недействительной, а следом истцы отправились взыскивать убытки. Три инстанции удовлетворили требования. Они подтвердили, что ответчики – это группа заинтересованных лиц, которые имеют фактическую возможность определять действия должника. Они решили сдать здание медцентра в аренду по заниженной цене, хотя могли установить рыночную цену и получать прибыль, из которой – погашать долги. Три инстанции учли также подтверждённый факт контроля со стороны ответчиков и аффилированность.

Сдали за бесценок, но без убытка

Но экономколлегия не смогла согласиться с таким исходом спора. Она решила, что решения нижестоящих инстанций основаны на предположении, что раз аренду признали недействительной по мотиву неравноценности, это значит, что должник понёс убытки. Поэтому они по ошибке ограничили исследование дела лишь одним вопросом: кто получил выгоду от спорной сделки.

Между тем неравноценность сделки сама по себе ещё не значит, что заключившие её лица обязаны возместить убытки, указал Верховный суд. Он отдельно обратил внимание на разные стандарты доказывания. Чтобы признать недействительной сделку по специальным основаниям, достаточно просто «перевеса доказательств» («баланс вероятностей»). Гораздо сложнее взыскать убытки с лиц, которые имеют фактическую возможность определять действия юридического лица. Для этого нужны «ясные и убедительные доказательства».

Нельзя предположить, что большой медцентр в Москве можно сдавать за 60 000 руб. в месяц, это даже выглядит подозрительно, а независимый участник оборота вряд ли сможет найти такое предложение, рассудила тройка судей под председательством Ирины Букиной. В то же время ответчики говорили, что здание медцентра нельзя было использовать для медицинских услуг: не было смонтировано медицинское оборудование, не было разрешительной документации. А после того как отношения с УМХЦ прекратились, желающих занять его место не нашлось, утверждали ответчики. Нижестоящие суды оставили эти аргументы без оценки. По мнению ВС, надо было узнать, прикрывал ли недействительный договор настоящую аренду. Второй вариант – аренда была невозможна, а здание просто передали аффилированным лицам, чтобы обеспечить его сохранность и уменьшить текущие расходы.

Сдать большой медцентр в Москве за 60 00 руб. – это выглядит подозрительно. Но это необязательно значит злоупотребление.

Кроме того, суды упустили из виду, что обычное использование имущества банкрота ограничено. Подразумевается, что его будут готовить к торгам. Поэтому нужно было определить, можно ли вообще сдавать центр в аренду «в условиях неопределённости его дальнейшей юридической судьбы», то есть искать арендатора на объект, который мог отойти другому собственнику, говорится в определении экономколлегии.

Она также разобрала внутренние противоречия в решениях нижестоящих инстанций. Так, в деле о банкротстве имелись конкурирующие судебные акты. В одном говорилось, что «возможность получения прибыли от здания не подтверждена», в другом – что «нет доказательств ущерба». С такими наставлениями ВС отправил спор на пересмотр в АСГМ, которому предстоит исправить ошибки.

13211

Определение ВС ценно тем, что распространяет повышенный стандарт доказывания убытков на банкротную сферу.

Партнер КА Юков и партнеры Юков и Партнеры Результаты рейтинга «Право-300» будут доступны после 2-го декабря × Светлана Тарнопольская

По словам Тарнопольской, взыскание убытков в российской практике – дело непростое, но в банкротстве всё иначе: «Суды легко взыскивают убытки, причинённые действиями контролирующих лиц». Здесь в их отношении в конкурсном праве действует негласная презумпция вины, объясняет эксперт. Именно с ней борется в этом деле Верховный суд, который указывает: самого факта контроля недостаточно, надо доказывать убытки по общему (повышенному) стандарту.

Кроме того, определение ВС интересно тем, что детально исследует фактические обстоятельства дела и выходит далеко за рамки формальной оценки правильности применения норм, отмечает Тарнопольская.

Источник

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Праздники по дням и их значения
Adblock
detector