что такое тюремная химия

Химия (принудительные работы)

Содержание

Упоминание «химии» в научной литературе [ ]

Профессор Н. Е. Аблесимов учебном пособии для ВУЗов «Синопсис химии: Справочно-учебное пособие по общей химии» (рецензенты — кафедра химии Хабаровского государственного педагогического университета; старший научный сотрудник Института материаловедения ХНЦ ДВО РАН, канд. хим. наук Лебухова Н. В.) в главе 11. «Отправить на „химию“» разъясняет это понятие со ссылкой на курс химизации народного хозяйства, принятый ЦК КПСС в 1963 году и популярный в то время лозунг: «Коммунизм — есть Советская власть плюс электрификация всей страны, плюс химизация народного хозяйства». Для работы на химических предприятиях, имеющих вредные условия производства, потребовалась рабочая сила — условно-досрочно освобожденные заключенные. По утверждению Аблесимова, народное творчество назвало это явление «химией». [3]

«Химия» в современной Белоруссии [ ]

Журнал «Огонёк» упоминает это явление, критикуя режим Александра Лукашенко в Белоруссии, который, по версии журнала, применяет эту форму наказания для преследования оппозиционеров. [4]

Предложения Министерства юстиции России в 2009 г [ ]

« Российская газета » — Федеральный выпуск № 4958 (134) от 23 июля 2009 г. опубликовала законопроект Министерства юстиции, который должен сократить число заключенных, находящихся под арестом, поскольку оно составило почти 900 тысяч человек. Для этой цели предлагается 45 статей Уголовного кодекса дополнить более гуманным наказанием — обязательными работами. [6]

«Российская газета» — Федеральный выпуск № 4981 (157) от 25 августа 2009 г. опубликовала материал, в котором начальник управления ФСИН России генерал-майор внутренней службы Федор Ручкин и начальник отдела этого управления подполковник внутренней службы Татьяна Никитина разъясняли читателям поправки в уголовный кодекс. Т. Никитина утверждала:

«Химия» была в советские времена. Тогда осужденных к таким работам направляли на стройки народного хозяйства, часто — на химические предприятия. Отсюда и пошло такое название. Конечно, это нельзя было сравнить с колониями, но осужденные все равно жили за забором и под надзором спецкомендатур. [7]

Источник

Что такое «химия»? Вот что на практике означают приговоры судов

В новостях часто говорят, что людям присуждают годы «химии» – домашней или с направлением. Но что это значит на практике? Информацию систематизировали в инстаграм-аккаунте Politzek.me.

Что такое «химия»?

По сути, «химия» – это ограничение свободы. Термин пришел к нам из СССР, где таких осужденных часто направляли на вредные производства.

Казалось бы, если люди не в тюрьме – это уже хорошо. Но все не так просто: у осужденных на «химию» мало прав и очень много обязанностей. А еще есть запреты – вот некоторые из них:

Какие бывают виды «химии»?

Есть два вида «химии»: с направлением в исправительное учреждение и без направления. Если «химия» с направлением, то осужденные живут в общежитиях или казармах и обязаны соблюдать все правила внутреннего распорядка. Работу им подбирают по месту направления.

«Обычно это низкоквалифицированный труд, профпригодность никого не интересует», – пишут в инстаграме.

Если «химия» без направления («домашняя»), то осужденные живут у себя дома. Конкретные условия (сколько раз отмечаться, во сколько быть дома и т.д.) определяет уголовно-исполнительная инспекция.

Учтите, что даже с домашней «химией» осужденный может выходить за пределы места отбывания наказания только в установленное время и только в пределах маршрута до работы.

При этом осужденный обязан:

Если осужденный не работает, то ему дается 15 дней на трудоустройство. Дальше – принудительное отправление на биржу труда, и отказаться от предложенной там работы нельзя.

«Если подытожить, то “химия” – это как жестокая смесь коронавирусного карантина, когда никуда нельзя, а если и можно, то только по пропускам, плюс комендантский час и низкоквалифицированный труд, отказаться от которого невозможно», – объясняют в инстаграм-аккаунте.

Источник

Что такое «химия», которой часто наказывают «политических», и как осужденные отбывают наказание

Оглашая приговор, судьи не говорят о направлении на «химию». Это народное название закрепилось за «ограничением свободы» еще с советских времен. Последнее время о «химии» мы слышим чаще из-за политических процессов. Журналисты TUT.BY разобрались, что это за наказание, в каких условиях содержат осужденных и можно ли досрочно вернуться на свободу.

Осужденные на «химию», как правило, выходят на свободу в зале суда и до вступления в силу приговора могут быть дома. Фото: TUT.BY

Что такое «химия»?

В просторечье «химией» называют ограничение свободы. В СССР в послевоенное время осужденных начали активно использовать на стройках и вредных производствах, в том числе на химических предприятиях. Отсюда и пошло такое название. Срок — от шести месяцев до пяти лет.

Ограничение свободы находится посередине в списке видов наказания, то есть это жестче, чем штраф или арест, но слабее, чем лишение свободы. Ограничение свободы не могут назначить иностранцам и солдатам-срочникам.

При ограничении свободы осужденного отправляют не в колонию и тюрьму, как при лишении свободы, а в «исправительное учреждение открытого типа», которое напоминает собой спецкомендатуру: живут осужденные под надзором в помещениях, похожих на общежития или казармы, каждый день обязаны ходить на работу — обычно за пределы места жительства.

«Химию» не могут назначить несовершеннолетним, беременным, женщинам старше 55 лет и мужчинам старше 60 лет, женщинам и одиноким мужчинам, воспитывающим детей в возрасте до 14 лет или детей-инвалидов, инвалидам, лицам, которым назначены принудительные меры безопасности и лечения, больным открытой формой туберкулеза, ВИЧ-инфицированным, больным СПИДом либо не прошедшим полного курса лечения венерического заболевания. Но есть «домашняя химия», и здесь исключений для вышеперечисленных категорий нет.

Что такое «домашняя химия»?

«Домашняя химия» — ограничение свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа, то есть осужденный остается дома, но должен выполнять ряд правил. Назначают такое наказание тем, кому не могут дать реальную «химию», и тем, для кого, по мнению суда, и такого вида наказания будет достаточно для исправления.

За пределы обозначенного расстояния можно выйти только на два часа, обязательно в том же населенном пункте — например, сходить к доктору, на почту или на рынок за покупками. Краткосрочный выезд в другой населенный пункт — только с разрешения уголовно-исполнительной инспекции. На выезды к осужденным приезжают не только сотрудники инспекции, но также участковые, сотрудники Департамента охраны и даже ОМОН.

Чтобы упростить процедуру контроля, в Минске на базе двух РУВД тестировали GPS-браслеты, которые выдают осужденным. Они позволяют видеть местоположение человека в реальном времени на мониторе, программа автоматически выдает сигнал, если владелец браслета выйдет за пределы очерченной территории.

Если осужденный получает четыре и более взысканий за нарушение условий отбывания наказания, может быть рассмотрен вопрос о возбуждении уголовного дела по ст. 415 УК (Уклонение от отбывания наказания в виде ограничения свободы), максимальный срок наказания по которой — 3 года лишения свободы.

Куда отправляют осужденных на «химию» и в каких условиях они содержатся?

Исправительные учреждения открытого типа (ИУОТ) находятся как в столице, областных центрах, так и в райцентрах и деревнях. Как колонии и тюрьмы, они подчиняются Департаменту исполнения наказания МВД.

На сегодня в Беларуси 29 таких учреждений (в Брестской области — 5, Витебской области — 4, Гомельской области — 4, Гродненской области — 5, Минске — 4, Минской области — 1, Могилевской области — 6), есть учреждения только для женщин, есть смешанные — и для женщин, и для мужчин, но проживание, конечно, раздельное. ИУОТ также разделяются на те, где содержатся осужденные, которые ранее не были осуждены к лишению свободы, и те, где содержатся прибывшие из колонии (замена на более мягкое наказание) либо те, кто ранее привлекался к лишению свободы. Осужденные к ограничению свободы с направлением в ИУОТ отбывают весь срок наказания, как правило, в одном исправительном учреждении. Соучастников преступления разделяют, они не могут быть в одном учреждении.

После того, как приговор суда вступает в силу, уголовно-исполнительная инспекция вручает предписание о выезде к месту отбывания наказания. Сотрудники инспекции решают, какое это будет исправительное учреждение. Могут назначить ИУОТ в том же населенном пункте, где живет человек, или максимально близко к дому, особенно если есть семья. Могут, но не обязаны. Осужденный должен самостоятельно в указанный день и время прибыть на «химию», в некоторых случаях человека могут доставить под конвоем.

«По направлению администрации» осужденные в основном заняты на низкооплачиваемых работах: могут отправить на пилораму, в колхоз. Компания может быть и частная, но часто осужденные жалуются на низкие зарплаты и задержку с выплатой денег. Поменять такую работу можно лишь с согласия администрации «химии». Осужденный должен оплатить свое питание, проживание в учреждении, белье, обувь и одежда тоже за свой счет. Часто эти затраты ложатся на семью осужденного, если у него проблемы с зарплатой.

Читайте также:  контакт в ватсапе в архиве что значит

Осужденные должны постоянно находиться в пределах границ территории ИУОТ (это не касается времени работы), не покидать ее без разрешения администрации. По закону, электронные браслеты могут применяться и в этом случае. При необходимости администрация может разрешить краткосрочный выезд на срок до пяти суток за пределы территории исправительного учреждения открытого типа после постановки на учет. Время выезда осужденных засчитывается в срок отбывания наказания. Посещение осужденных в учреждении осуществляется в установленное распорядком дня время.

В свободное от работы время осужденных могут привлекать к уборке помещений и территории ИУОТ (до 4 часов в неделю). Также с ними проводят «воспитательную работу» — лекции, просмотр фильмов. Перенаселенность — еще одна проблема исправительных учреждений открытого типа. В одной комнате может содержаться от 4 до нескольких десятков человек (по закону, норма на одного человека — не менее 3 квадратных метров). В 2017 году в одном из учреждений Брестской области содержалось до 75 человек в одной комнате.

Исправительное учреждение представляет собой жилой и служебный блоки. В жилом находятся комнаты для проживания, кухни, душевые и санузлы, помещение для курения, камеры хранения, служебные кабинеты начальника отряда, психолога и других сотрудников, а также штрафной изолятор — для нарушителей режима. Осужденным разрешают пользоваться мобильным телефоном и компьютером, если человек не закончил колледж или университет либо поступил на заочное до отправки на «химию», ему могут позволить продолжить учебу.

Осужденному могут позволить находиться за пределами ИУОТ в свободное от работы время, решение принимает начальство, отдельно по каждому человеку. Вот куда могут отпустить:

За соблюдение порядка осужденному в качестве поощрения могут разрешить выехать на выходные или праздники за пределы ИУОТ и для других целей.

Засчитывается ли срок в СИЗО при отбытии «химии»?

День под стражей засчитывается за два дня ограничения свободы. Если человек полгода пробыл в СИЗО, срок «химии» (в том числе «домашней») сокращается на год. При оглашении приговора человека, приговоренного к ограничению свободы, как правило, выпускают в зале суда. И пока решение не вступило в силу (то есть до апелляции, обычно это занимает два месяца) он может находиться дома.

А можно выйти на свободу раньше срока?

Через четыре месяца после прибытия на «химию» осужденному, у которого есть семья и нет взысканий, могут позволить жить с родными, а в ИУОТ надо будет приходить, чтобы отмечаться. Но жить надо в том же населенном пункте — либо в собственном доме или квартире, либо в арендуемом, свободное время проводить дома, выполнять установленные ограничения, схожие с «домашней химией».

Часть срока может быть сокращена за счет амнистии (в случае принятия соответствующего закона). Также наказание могут заменить на «домашнюю химию» как более мягкое наказание (по отбытии части срока — в зависимости от категории преступления), но это возможно только для «твердо ставших на путь исправления» (то есть у осужденного не должно быть никаких взысканий, должно быть примерное поведение и строгое исполнение всех требований), решение по каждому случаю принимает суд. Также может применяться условно-досрочное освобождение (по отбытии части срока — в зависимости от категории преступления). «Политическим» получить поблажки, как показывает опыт предыдущих сроков активистам, непросто.

Источник

Записки заключенного: полусвобода или полузаключение?

Василий Винный, специально для Sputnik.

«Химия» или официально ИУОТ (Исправительное учреждение открытого типа) считается ограничением, а не лишением свободы, а это «две большие разницы», как говорят в Одессе! У зеков появляется больше прав, но и больше ответственности. В идеале «химия» должны постепенно вводить заключенного в общество. Кроме того, есть «химии», куда «закрывают» по приговору суда за мелкие преступления.

Большая разница

Любимым развлечением зеков на «химии» было «виснуть в Таборе». Вообще, они пользовались всеми сайтами знакомств, но Табор почему-то был самым популярным. Подолгу отсидев без женщин и телефонов, они пытались максимально быстро наверстать упущенное.

«Химики» хорошо «наследили» на сайтах знакомств. Один раз мой сосед по комнате написал девушке совершенно другой адрес в качестве домашнего — за несколько остановок от нашей богадельни, и даже указал другую улицу, на что она ответила: «Химик? Не знакомлюсь!» Хотя попадались и девушки, которые начинали встречаться с зеками. Но эти отношения почти всегда были мимолетными, хотя и наполненными страстью и переживаниями. Были даже дамы, которые встречались с несколькими зеками по очереди, — видимо, входили во вкус.

Поэтому большинство «химиков» ложилось спать часа в два-три ночи, при том, что подъем был в шесть утра. Распорядок дня на «химии» походил на лагерный: подъем, отбой, проверки, по выходным лекции для заключенных. По составу милиционеров ИУОТ тоже было зоной в миниатюре: опера, режимники, отрядники, замполиты, зампоноры и прочие милиционеры.

На «химии» у зека намного больше прав, чем в зоне, но и обязанностей прибавляется. Самые главные из них — полностью обеспечить себя и заплатить за комендатуру. В отличие от зоны, в ИУОТ заключенных ничем, кроме постельного белья, не обеспечивают.

Помню, как-то раз, уже будучи химиком, я сказал одному офицеру: «Мы здесь ресоциализируемся». На что он, улыбнувшись, ответил: «Вы здесь продолжаете отбывать наказание». В этом диалоге полностью отразилось фундаментальное различие между нашим и милицейским пониманием «химии». Для нас ИУОТ было «полусвободой», а для администрации — «полузоной».

Бывший зек — хороший зек

«Химии» делятся на два типа. На одни попадают по замене режима содержания из зон за хорошее поведение. На других же, так называемых «вольнячих», сидят те, кто получил «химию» за мелкие преступления и поехал отбывать наказание в ИУОТ из зала суда.

Несмотря на то, что по всем логическим понятиям бывшие зеки должны отличаться большей суровостью и тягой к лагерным понятиям, у нас все было с точностью до наоборот…

Попадая в ИУОТ после зоны, человек чаще всего старался забыть уголовные понятия и законы, быстрее от них отряхнуться и пойти дальше (не всегда и не всем это удавалось, поскольку для многих колония была единственным «развлечением» в жизни). На «вольнячей» же «химии» дела обстояли сложнее. Там нашлись «смотрящие» (в основном из тех, кто сидел раньше), которые пытались собирать общак, определили «петухов», убиравших туалеты, и попытались воссоздать все атрибуты зоны, которых, по недосмотру суда, были лишены. Об этом знали и наши милиционеры, и зеки, поскольку у всех там были знакомые. Пили на другой «химии» тоже намного больше. Да и нарушения они совершали чаще.

Единственное, что приходило на ум, когда мы думали о странном поведении сидящих там, это то, что они были не «пугаными» и не уставшими от зоны людьми.

Стоит или не стоит?

Досиживая последние недели в зоне и готовясь ехать на «химию», я испытывал огромное облегчение от того, что больше не буду мыть ноги и стирать носки в ледяной воде. Но не тут-то было! Весь срок, который я отсидел в ИУОТ, я продолжал пользоваться холодной водой, потому что горячей не было, она даже не была предусмотрена. Зеки некоторое время предлагали поставить бойлер и сделать нормальный душ, но администрация решила, что не стоит рисковать, и спустила этот вопрос на тормозах.

«Химия» — это практически общежитие. Зеки живут в комнатах, где помещается от четырех до бесконечности человек, в каждой из которых свой холодильник, чайник и все, что нужно для ведения хозяйства. Микроволновки запрещены, потому что они якобы как-то влияют на проводку. Мультиварками можно пользоваться только на общей кухне.

На входе в комендатуру вместо стола с вахтершей стояла дежурная часть и стальная решетка, которую милиционеры открывали, нажимая на кнопку. Окна тоже были зарешечены. В принципе, снаружи только решетки и вывеска могли сказать постороннему человеку, что здесь ИУОТ, а так — никаких заборов, ни вышек, ничего подобного. Хотя, судя по рассказам, некоторые «химии» все же были обнесены заборами.

В комендатуре всегда очень остро стоял вопрос оплаты за жилье. Вроде бы с зеков требовали относительно небольшие суммы (летом что-то около 10 рублей, зимой под 20 до перерасчета), но за что их платить, мы не понимали. Горячей воды нет, в комнатах и коридорах не жарко, живем по много человек в комнате, на каждом этаже только по одной электрической плите. Кроме того, у многих «химиков» были проблемы с работой, многим задерживали зарплаты. Когда милиционеры на собраниях поднимали должников и спрашивали, где деньги, минимум половина отвечала, что либо нет работы, либо за нее не платят. Поначалу администрация пыталась как-то выбивать зарплату для зеков, по крайней мере, обещала разобраться, потом общий тон собраний изменился, и «химикам» стали говорить, что если вы не можете оплатить комендатуру, чего вы вообще сюда приехали, сидели бы в зоне. Это притом, что зеки в своих отношениях с работодателем более бесправны, чем обычные работяги, и именно милиция должна представлять их интересы.

Читайте также:  что такое счетное множество

Недавно мне позвонил товарищ с «химии» и рассказал, что им сделали перерасчет по оплате за комендатуру за три последних месяца прошлого года, и все резко стали должниками. Правда, гасить задолженность разрешили до конца февраля, но все же…

«Ходят слухи, — сказал он мне в трубку, — что ДИНовцы хотят сделать перерасчет чуть ли не за весь прошлый год. По крайней мере, одни милиционеры это опровергают, другие подтверждают». После этого мой товарищ грязно выругался.

В тесноте…

Еще одна причина, по которой зеки не видели необходимости много платить за комендатуру — это ее сильнейшая перенаселенность.

Когда я попал на «химию», там с комфортом сидело человек восемьдесят, всем хватало мест в комнатах, и даже пара помещений была отведена под склады.

Потом прежний начальник «химии», получив звание подполковника, ушел на пенсию, и комендатуру начали постепенно заселять. «Заселять» — немного не то слово, в нее начали «трамбовать» людей. За год число живущих в ИУОТ зеков выросло с восьмидесяти человек до ста шестидесяти, при этом количество комнат увеличилось всего на две (освободили склады), и в них смогли разместить человек около сорока. Остальных заселяли в спальни, сдвигая нары плотнее и ставя новые. Милиционеры сами говорили, что «химия» уже «трещит по швам». На собраниях по выходным часть зеков не помещалась в актовом зале и вынуждена была топтаться в коридоре.

Когда я освобождался, «химиков» было уже около двухсот и, как утверждали некоторые представители администрации, — это был не предел, поскольку официально комендатура была рассчитана на триста человек. Откуда взялась эта цифра, когда и двести заключенных некуда было расселять? Как рассказывали некоторые милиционеры в частных беседах, прежний начальник «химии», чтобы уйти на пенсию подполковником, при подаче документов в ДИН о том, на какое количество мест рассчитано ИУОТ, вписал в фонд жилых помещений все комнаты, в том числе и кабинеты администрации. По метражу вышло, что поместится триста человек. Начальник ушел на пенсию, а на «химию» повезли зеков. Не знаю, насколько это было правдой, но помня старого начальника, я готов был в это поверить.

Второй причиной перенаселенности было то, что с нашей «химии» практически невозможно было освободиться досрочно. Раньше положенного срока уходили единицы. Чтобы уйти на УДО (условное досрочное освобождение) или «домашнюю химию» (более мягкое наказание, чем обычная «химия»), нужно было пройти комиссию в ИУОТ, а потом — суд, который утверждал либо браковал результат комиссии. Окончательное решение принимал председатель районного суда, к которому относилась наша комендатура. Так вот, судя по рассказам милиционеров, именно эта председатель назвала перечень уголовных статей, по которым «химия» могла даже не предоставлять заключенных к рассмотрению на УДО. И так вышло, что по этим статьям у нас сидело процентов восемьдесят человек, и им пришлось досиживать срок до конца. Из остальных двадцати процентов уйти раньше времени могли тоже не все.

И получилось, что завозить начали намного больше людей, чем отпускать. Перенаселение, в свою очередь, вызвало постоянные очереди на кухне, в туалете и вообще везде, что тоже не способствовало желанию зеков расставаться с кровно заработанными копейками в счет погашения задолженностей за жилье.

Несмотря ни на что

Но, несмотря ни на что, никто из зеков не хотел возвращаться в лагерь, хотя многие любили говорить о том, что лучше бы остались в колонии — была такая дурная привычка: ходить и ныть, что все не так. Однако жаловаться, в принципе, было практически не на что, потому что самое главное для заключенного — психологический комфорт, который во многом дает отношение администрации. А милиция, несмотря на то, что мы были для нее наполовину зеками, каким-то краем ума понимала, что мы уже почти люди.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Источник

Что такое тюремная химия

Чтобы не захлебнуться во все более плотном потоке новостей о приговорах участникам протестов, «Медиазона» предлагает пользоваться кратким справочником по разнообразным видам лишения и ограничения свободы, которые может назначить беларуский суд — от самых распространенных до исключительных.

Всего в беларуском Уголовном кодексе перечислено 11 видов наказания: лишение свободы, ограничение свободы с направлением или без направления в исправительное учреждение открытого типа (ИУОТ), общественные и исправительные работы, штраф, арест, ограничение по военной службе, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, пожизненное заключение и смертная казнь (расстрел). С лишением или ограничением свободы так или иначе связаны пять из них; ниже эти меры наказания расположены по частоте применения — от обыденных к редким и исключительным.

Ограничение свободы без направления в ИУОТ, или домашняя химия

Часть 6 статьи 55 УК

Домашняя химия — это вид наказания, при котором осужденный остается на свободе, но в течение всего срока должен соблюдать ряд условий. Например, не покидать дом в назначенные часы и регулярно отмечаться в милиции, объясняет руководитель правозащитной организации «ТаймАкт» Василий Завадский.

«К нему домой с проверкой могут прийти в любое время, он обязан в определенное время, которое будет установлено уголовно-исполнительной инспекцией, находиться дома. Человек не имеет права посещать развлекательные места, места, где продается алкоголь, не имеет право употреблять алкоголь. В выходные дни, чтобы уехать за город, нужно просить разрешение у инспекции, которая, по опыту, далеко не всегда выдает его. Если у человека работа связана с командировками и поездками, то бывают случаи, что инспекция идет навстречу и разрешает продолжать работать», — рассказывает Завадский.

Важно, что в течение срока «домашней химии» инспекция может поменять правила отбытия наказания: например, изменить время, когда осужденному нельзя выходить из дома.

В октябре 2019 к трем годам домашней химии за злостное хулиганство (часть 3 статьи 339 УК) приговорили анархиста Дмитрия Полиенко. Он вспоминает, что после вступления приговора в законную силу, как и положено, пришел в милицию для постановки на учет, но нужную отметку ему не поставили — Полиенко так и не понял, почему.

«То есть время этой химии не шло. И только когда я жалобу написал, ко мне пришли домой участковый с напарником. Мы поехали в РУВД, и меня поставили на учет. Они взбесились, что я писал жалобу. Если многим можно в день выходить из дома, например, на четыре-шесть часов, то мне назначили два часа в день, кроме выходных и праздников», — вспоминает анархист.

Осужденные на «домашнюю химию» обязаны иметь постоянное место работы или заниматься предпринимательской деятельностью. Надомная работа тоже считается; по словам Полиенко, он был зарегистрирован как ремесленник.

Раз в неделю осужденный ходил отмечаться в милицию, а к нему домой, «бывало, в день по три-четыре раза приходили». Впрочем, «бывало, что не приходили вообще», отмечает он.

Во время «химии» Полиенко переехал жить в деревню — для этого он написал заявление в уголовно-исполнительную инспекцию и получил разрешение.

В июле 2020 года за нарушение правил «домашней химии» анархиста на 15 суток отправили в изолятор — Дмитрия якобы не оказалось дома, когда к нему пришли с проверкой. По его словам, это был повод для превентивного задержания «перед августом»: Полиенко утверждает, что на самом деле визита милиционеров не было, а протокол составили задним числом.

Активист дважды попадал под амнистии, и в октябре 2020 года его освободили от наказания. После этого он уехал из Беларуси, опасаясь нового уголовного дела.

Иллюстрация: Мария Толстова / Медиазона

Ограничение свободы с направлением ИУОТ, или химия

Часть 3 статьи 55 УК

Ограничение свободы с направлением в ИУОТ называют просто «химией». Осужденные живут в корпусах, похожих на общежития, они находятся под надзором и обязаны исполнять правила внутреннего распорядка (ПВР).

Правозащитник Василий Завадский объясняет, что каждое ИУОТ закреплено за предприятием, чаще всего, промышленным — там и работают осужденные. Но если основное место работы находится неподалеку от ИУОТ, вы можете продолжать трудиться там. В Минске осужденные на «химию» работают, например, на Автомобильном и Тракторном заводах, Заводе шестерен.

Читайте также:  сверхъестественное что это значит

Для осужденных в ИУОТ установлен распорядок дня, который регулирует, в том числе, рабочее время.

Заключенным, которые не допускали нарушений в колонии, могут смягчить наказание и перевести их в ИУОТ на «химию». Так случилось с музыкантом из группы Botanic Project Климом Моложавым: в 2016 году его приговорили к девяти годам колонии по «наркотической» статье 328 УК. Музыкант попал под две амнистии, а в августе 2020 года его перевели из ИК-17 в Шклове в ИУОТ в Бобруйске. Он освободился в феврале 2021 года.

«Тот же режим [, что и в колонии] — в шесть утра подъем, выезжаешь на работу, тебе туда звонят. Могут приехать с проверкой, — рассказывает Моложавый. — На работу ездили сами. Там есть утвержденный маршрут, по которому ты едешь. Мы ездили и на такси. Химия проще, но первые две недели я хотел обратно в зону. Не знаю, как это объяснить. Ну, вот мороженое тебе большое дали понюхать, лизнуть один раз, но не дали съесть. Вроде и видишь эту свободу, в интернете сидишь, но ты не на свободе. Вот что такое химия. Это не свобода и даже не полусвобода. Это та же бытовуха, тот же муравейник и тяжелая работа. Ну, мне повезло, я работал в офисе — помог человек. Я устроился менеджером по продажам».

Если осужденный к «химии» не нарушает ПВР, ему могут разрешить жить с семьей за пределами ИУОТ — решение об этом в индивидуальном порядке может принять начальник учреждения. Когда осужденный живет вне ИУОТ, на него накладываются ограничения: например, администрация определяет, на какое расстояние от дома и в какое время он может уйти, обязывает отмечаться в ИУОТ, участвовать в «воспитательных мероприятиях».

В ИУОТ осужденных могут навещать родственники, сами они с разрешения администрации могут съездить в гости к семье. Во время отбытия наказания разрешено заочно получать образование.

«В плане свиданий на «химии» хуже, чем на зоне, — делится своими наблюдениями Моложавый. — Там маленькая комнатка для свиданок, иногда могут на улицу выпустить походить с родными. Можешь, конечно, поощрения зарабатывать: выезд на выходные домой, или по месту [«химии»] гостиницу на сутки снять, или на четыре часа в город выйти, снять на это время квартиру с женой, например, и так провести время. Я так не делал, я развелся давно уже. У меня сейчас появилась девушка. Вот она приезжала на «химию»».

По словам Моложавого, осужденные в ИУОТ могут пользоваться телефоном и интернетом, а обеспечивают себя сами — покупают еду и одежду за свой счет.

В 2005 году к трем годам ограничения свободы с направлением в ИУОТ приговорили по статье 342 УК (действия, грубо нарушающие общественный порядок) политика Павла Северинца. Наказание он отбывал на лесоповале под Полоцком.

Лишение свободы

Статья 57 УК

Лишение свободы — это вид наказания, которое осужденный может отбывать в исправительной колонии (ИК), исправительной колонии-поселении (ИКП) или тюрьме. Лишение свободы предусмотрено практически всеми статьями УК, которые беларуские силовики применяют против участников политических протестов.

Для несовершеннолетних в Беларуси есть единственная воспитательная колония — в ней осужденные содержатся до 21 года, после их переводят в ИК общего режима. Женских колоний в Беларуси две — в самом Гомеле и Гомельской области.

В приговоре суда указан режим, по которому осужденный будет отбывать наказание в колонии — общий, усиленный, строгий и особый. Правозащитник Василий Завадский объясняет: как таковых колоний общего, усиленного или строгого режима в Беларуси, в отличие от России, не существует — в одном и том же учреждении могут содержать осужденных, которым назначен разный режим. Колонии разделяют на два типа по другому признаку: для тех, кто приговорен к лишению свободы впервые, и для тех, кто ранее уже отбывал такое наказание.

Лишь для приговоренных к особому режиму выделена отдельная колония — №13 в Глубоком Витебской области.

Исправительная колония

Часть 3, пункты 2-5 части 4 и пункты 2-3 части 5, часть 6 статьи 57 УК

12 октября 2016 года Дмитрий Полиенко был осужден по статье 364 УК и части 2 статьи 343 УК на два года лишения свободы с отсрочкой наказания. Через несколько месяцев суд отменил отсрочку и на полтора года отправил Полиенко в колонию общего режима.

Бывший заключенный объясняет: режимы отличаются разрешенным количеством посылок, свиданий с родными, суммой денег на счету. Условия содержания — одинаковые, питание зависит от состояния здоровья и может быть обычным или улучшенным.

Например, на общем режиме заключенным можно тратить шесть базовых величин в месяц, разрешены шесть свиданий и четыре посылки в год. Чем строже режим, тем меньше перечисленных благ положено осужденному.

«В зависимости от тяжести преступления тоже будут отличия: например, в том, когда человек может просить условно-досрочное освобождение или замену наказания», — добавляет Завадский.

Согласно ПВР, заключенные в ИК живут в общежитиях, но в обиходе эти помещения беларусы называют по-старинке — бараками. По территории колонии осужденные ходят только строем и в сопровождении сотрудников, чтобы перемещаться в одиночку, нужно разрешение администрации.

В 2016 году в ИК-2 в Бобруйске в порядке эксперимента некоторым заключенным позволили заочно получать высшее образование. Уже в 2019 году проект закрыли.

Колония-поселение

Часть 3, пункт 1 части 4 и пункт 1 части 5 статьи 57 УК

Исправительная колония-поселение — тоже место лишения свободы, но с более мягким режимом, чем в ИК. В Беларуси таких колоний три. Территории ИКП обнесены забором, на входе оборудованы КПП. Осужденные живут в общежитиях за свой счет, сами оплачивают коммунальные услуги и могут заочно получать высшее образование.

С разрешения администрации осужденный может пользоваться собственным телефоном, жить на территории ИКП или за ее пределами с семьей, но при этом своевременно отмечаться и соблюдать установленные правила. Передвижения по территории, если они не предусмотрены распорядком дня, запрещены. В отличие от ИК, в колонии-поселении не предусмотрены изолированные ПКТ — помещения камерного типа, куда помещают нарушителей и неугодных.

При замене наказания на более мягкое заключенных из ИК могут перевести в ИКП.

Во всех исправительных учреждениях Беларуси заключенные могут заниматься художественной самодеятельностью. Например, в женской ИК-4 есть театр; режиссер Анастасия Мирошниченко сняла о нем документальный фильм «Дебют».

Иллюстрация: Мария Толстова / Медиазона

Тюрьма

Части 3 и 7 статьи 57 УК

Тюрьма — самый строгий тип учреждений, где отбывают лишение свободы; в Беларуси их три. В тюрьме заключенные живут в изолированных камерах, на окнах установлены решетки, а на дверях — сигнализация. Туалет с перегородкой расположен прямо в камере, есть раковина. Как и в колониях, заключенные трудятся: в производственном цеху, на хозяйственных или ремонтных работах.

Василий Завадский рассказывает, что чаще всего в тюрьму попадают из колоний — за новые преступления или злостное нарушение режима. Впрочем, «бывают случаи, когда человека сразу приговаривают к тюремному режиму — за особо тяжкие преступления», — объясняет правозащитник.

Арест

Статья 54 УК

Арест — это строгая изоляция осужденного максимум на три месяца. Наказание отбывают в арестных домах, которые зачастую находятся на территории СИЗО, тюрем или колоний. Условия содержания — такие же, как на общем режиме в тюрьме. Получать образование во время ареста нельзя, передвигаться без конвоя тоже. В арестных домах люди не работают, но их могут привлечь к хозяйственным работам. В случае смерти или тяжелой болезни близкого родственника осужденного могут отпустить из-под ареста домой.

21 января суд Первомайского района Минска приговорил к трем месяца ареста почтальона, которая разгласила личные данные 35 милиционеров. Ее признали виновной в незаконном сборе и распространении информации о частной жизни (часть 1 статьи 179 УК).

Пожизненное заключение и смертная казнь

Статьи 58 и 59 УК соответственно

Расстрел в Беларуси назначают за некоторые особо тяжкие преступления — например, убийство при отягчающих обстоятельствах (часть 2 статьи 139 УК), убийство милиционера (статья 362 УК) и акт терроризма, совершенный организованной группой либо сопряженный с убийством (статья 289 УК).

Смертную казнь не назначают женщинам, несовершеннолетним и мужчинам старше 65 лет. В случае помилования cмертная казнь заменяется на пожизненное заключение.

Последний смертный приговор в Беларуси был вынесен 15 января 2021 года — расстрел назначили фигуранту дела «слуцкой банды», 29-летнему Виктору Скрундику, признанному виновным в убийстве двух пенсионеров, покушении на убийство, разбое и грабеже.

Пожизненное заключение, гласит УК, «допускается как альтернатива смертной казни».

Источник

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Праздники по дням и их значения
Adblock
detector